Ланч с Financial Times: Шон Паркер

Шон Паркер

Шон Паркер опаздывает. Он должен был быть в Gramercy Tavern в 13.00. В 13.15 звонит его ассистент и сообщает, что Паркер уже в пути. В 13.15 от него нет никаких вестей. Сижу в ожидании – а придет ли он вообще?

Однажды он уже отменял ланч, ссылаясь на травму колена. В Кремневой долине он имел репутацию необязательного и непредсказуемого человека.

К Паркеру были снисходительными, потому что он был движущей силой в первопроходческих Интернет компаниях: Napster и Facebook(хотя из Facebook был уволен за плохое поведение). В фильме «Социальная сеть» он показан как одаренный, но аморальный плейбой, которого Марк Цукерберг безжалостно выбрасывает из компании.

Паркер, роль которого исполняет Джастин Тимберлейк, в сцене фильма встречается с Цукербергом в ресторане Нью-Йорка, он легкой походкой входит в зал, делает заказ для всех, рассказывает интересные истории и уходит сказав: «Миллион долларов — это не круто. Вы знаете, что круто? Миллиард долларов. » В реальной жизни доля Паркера в Facebook составляет $ 2 млрд.

Так что трудно, ожидать его на «очень частном банкета» , в ресторане Дэнни Мейера в нижнем Манхэттене, и отделять правду от вымысла. У Паркера возникли проблемы с этим у самого, так что некоторые части сценария, за который Соркин получил Оскар на этой неделе, звучат правдоподобно.

Ему 31 год. Он действительно кутила, который носит дизайнерские костюмы, и за каретный сарай вблизи Гринвич-Виллидж заплатил $20 млн.

В 13:30 появляется реальная фигура Паркера, извиняясь, пожимает мне руку. Что характерно, одет он безукоризненно. На нем темный костюм, серо-белая клетчатая рубашка, черный галстук приколот серебряной булавкой. На наш ланч в Нью-Йорк он прилетел из Сан-Франциско, так как чувствовал себя виноватым за отмену встречи в прошлый раз. Остановился в гостинице, в его доме идет ремонт отопления.

«Опоздание – это часть моего брендинга, но в данном случае, я планировал попасть сюда вовремя», — говорит он. «Мне нужно было зайти домой, чтобы взять некоторые вещи. Я пытался найти ремень, в котором собирался прийти сюда, и это кошмар. Я ползал по лабиринту из вешалок «. Он размахивает руками, пытаясь изобразить это визуально, широко раскрыв глаза и пронзительно смеясь, а его смех напоминал что-то средние между хихиканьем и ржанием.

Те, кто знают Паркера, говорят, что он гораздо добрее и деликатнее, в отличие от образа, созданного Соркиным. Действительно, человек сидящий передо мной — очень дружелюбный и великодушный, и он старается компенсировать свою «киношную» репутацию, как он выражается «засранца».

Выглядит бледным, с копной рыже-каштановых волос и такого же цвета бородой, говорит быстро и напыщенно как сотрудник аппарата Западного крыла Белого Дома. Он производит впечатление высокообразованного человека, хотя не учился в университете, и с удовольствием общается на любую тему от итальянского вина до инженерных сетей. В себе сочетает уверенность и высокомерие элиты из Кремниевой долины.

Я упоминаю о его колене, и он начинает детально рассказывает о проблеме его хряща, при этом активно жестикулируя. «Мениск–это кусок хряща. Он представляет собой кость здесь, и кость здесь, которые связаны вместе. Обычно кости имеют шаровидную головку и впадину, типичную единую структуру. Строение колена отличается. Одна плоская кость, вторая плоская кость, и эта штука посередине, которая называется мениск». Его собственный мениск, как он выражается, “вместо того, чтобы иметь форму пончика, имеет форму бостонского эклера».

Выяснив анатомические детали, мы принимаемся за меню. Паркер рассказывает о том, что Gramercy Tavern его любимый ресторан, но, так как он сова и часто спит до полудня, он обычно приходит сюда поужинать. «Я не знаю, что здесь подают на ланч», — говорит он, а затем объясняет важность получения третьей звезды Мишлена (Gramercy Tavern имеет одну звезду).

«Вы пробовали копченую форель? — спрашивает он. -Я не большой любитель копченой рыбы, но она не похоже ни на одну копченую рыбу, которую когда-либо пробовал. Она восхитительна. Даже если вы не любите рыбу, вам нужно попробовать ее. Она очень, очень вкусная. Она лучшая, что есть в меню, -он делает паузу. — Я возможно, сейчас сильно разрекламировал ее, так что если она вам не понравится, будете винить меня. Это ужасно. » И он громко рассмеялся.

Мы оба заказываем форель с луковым пюре и маринованным луком. Поинтересовавшись у официантки о морском окуне, Паркер выбирает бараньи ребрышки и грудинку, но решает не есть грудинку («Я не очень голоден»), в тоже время , я выбираю сибас с мангольдом, каперсы, кедровые орешки и сладкий луковый соус. У нас есть вода, но мы также заказываем Arnold Palmer (смесь лимонада и холодного чая- прим.перевод.)

Пока мы ожидаем наш заказ, он описывает дом, который купил, он арендовал его на протяжении прошлого года. Дом был построен в 1820 году для обслуживания особняка. «Я могу только представить, что представляли собою особняки на Пятой авеню. Я живу, там где раньше держали лошадей «, — говорит он. Бывший владелец дома, итальянец Энрико Чинзано, обладатель своеобразного вкуса, владел им на протяжении 20 лет.

Паркер сохранил холл, который Чинзано оформил в виде нью-йоркского вагона метро, лишь дополнив записями шума метро. «Мне нравятся вагоны метро», сказал он воодушевленно. «Энрико сказал мне [Паркер копирует легкий итальянский акцент],- Шон, вы знаете, рано или поздно я заберу их. «Длинная риторическая пауза. «Но Вам Шон, я найду новые вагоны метро”.

Я смеялся над историями Паркера с момента его появления, чувствуя себя также попавшим под его влияние, как персонажи в « Социальной сети». Так что, похоже, самое время, упомянуть фильм. Когда я спросил о фильме, впервые, за все это время, Паркер стал серьезным. «Мммм», -произносит он задумчиво, указывая на мой магнитофон на столе. -Он включен, верно?»

На какое-то время он задумывается. «Я думаю, на этот вопрос нет однозначного ответа. Это долгий разговор, и вы с легкостью можете взять одну цитату из контекста и вставить ее в тот или иной смысл, поэтому я должен доверять вам». Я киваю, интересно, что означает определение «долгий разговор» может быть это длина и подробности, с которыми он описывал: свое колено, дом и форель.

Пока он рассказывает, приносят форель. » Она даже не как рыба, а как масло, говорит он. Я пробую форель, он смотрит на меня пристально. Вкус насыщенный, сливочный. «Удивительно, не правда ли? Вам нравится? «Я соглашаюсь, что она очень вкусная, и он энергично, восклицает.- «Да! Я сделал, что-то хорошее сегодня».

Паркер спрашивает, хотел бы я бокал вина, и официантка предлагает Cantalupo Il Mimo, итальянское розовое вино, произведенное из винограда Nebbiolo. Это сообщение воодушевляет Паркера. » Сорт винограда Nebbiolo является наиболее недооцененным «, -заметил он. «Barolos и Barbarescos-великие итальянские вина производятся из винограда Nebbiolo. Они многогранные. Вы получаете действительно пряные минеральные вина, содержащие нотки земли и кожи.

Он возвращается к своим размышлениям о фильме. «Я смотрел его, и считаю что он действительно интересный. Этот персонаж, безусловно, не я.Сюжет созданный Аароном Соркиным, рассказывает историю, которую Аарон Соркин хочет рассказать. Когда я смотрю фильмы Дэвида Финчера [режиссер фильма] , говорю, что они блестящие, и этот парень обладает скрупулезной точностью «.

Паркер и Соркин явно не ладят. «Мои взаимоотношения с Соркиным были мучительно запутанными. Он, безусловно, наистраннейший человек, которого я когда-либо встречал. За ужином мы общались несколько часов. Накануне ужина я получил письмо по электронной почте от его помощника, в котором сообщалось: «Шон, это будет короткий разговор. Аарон собирается поговорить с вами, чтобы заслужить ваше доверие. «Он громко смеется. «Я пошел. Зачем? Узнать, что у этого парня на уме? «.

Разговор за ужином оказался «фальшивым и высокопарным … Было похоже на то, будто у Соркина был сценарий нашего разговора, и когда я отклонялся от сценария, он возвращался к нему».

Я смеюсь слишком много, Паркер доходит до кульминационного пункта своего рассказа. «Во время еды он все время поддергивался. Это было неконтролируемое подергивание. Трясучка на самом деле … Я не думаю, что он завоевал мое доверие «.

Я считаю, фильм сделал его известным. «Конечно же в нем [фильме] есть определенный толк?», подчеркиваю я. Паркер парирует, -«Если вы поищите меня в Google, каждые пять минут кто-то будет говорить обо мне: » Этот парень наглец, или он мудак , а кто-то скажет: Это классный парень. Несмотря на все это, в своей жизни я делаю то, что хочу”.

Приносят основное блюдо. Паркер, который имеет аллергию на орехи и вынужден носить шприц с дозой адреналина, на случай приступа, говорит нашей официантке об аллергии на орехи, которые входят в состав блюда с бараниной. Хотя, он забыл упомянуть об этом раньше, оказывается, она сказала, что орехи не положили в блюдо. Очевидно из-за того, как он уже говорил, что он постоянный клиент.

Поскольку ему не нравиться, как он показан в фильме, я спрашиваю его о том, что мотивирует его, и как он охарактеризует свою работу. «Решение конкретных проблем -вот что мотивирует меня. Я не заинтересован в карьере. И никогда не был «, — говорит он. -Это никоим образом не напоминает карьеру. Я думаю, карьера заключается в том, что ваш усталый отец приносит в портфеле домой каждый вечер «

Поразительное мнение, и я спрашиваю его, думает ли он так о своем собственном отце, который до недавнего времени был главным научным сотрудником Национальной океанической службы США. «Да,- отвечает он твердо. -Он хотел стать предпринимателем, но у него была семья, и он чувствовал, что не в состоянии взять на себя риск и вложить все средства. Он говорил мне: Если собираешься идти на риск, иди на него до того как обзаведешься семьей”.

Эти слова запали Паркеру в душу. В Вирджинии он был хакером, общался с другими подростками, которые также были восхищены потенциалом Интернета. К ним относился и Шон Фаннинг, основатель Napster.
Паркер решил не поступать в колледж, (это решение «казалось совершенно безумным» для его матери), а развивать компанию Napster.

На одном дыхании, он описывает, что произошло с ним за 18 месяцев работы в компании: «Основал компанию, запустил продукт, переехал в Калифорнию, установил все серверы за шесть недель. Познакомился со своим первым персоналом, нанимал его, увольнял его. Студии-звукозаписи предъявили иск. И вдруг я на MTV, и вот мы спонсируем рейвовые, переходящие в сумасшествие вечеринки, а затем все больше и больше.

А затем компания закрылась, я находился тогда в прибрежном доме в Северной Каролине, когда прозвенел звонок «Шон это не хорошо. Я не думаю, что ты будешь работать, когда вернешься. Все кончено. И в один день Фаннинг и я очнулись от этого сна. Мне показалось, что мы заново прожили всю жизнь».

Мы говорили на протяжении почти двух часов. Я извинился за то, что мне нужно было отлучиться, а когда вернусь к столику — Паркер говорил по своему BlackBerry телефону. Завершив разговор, стал взволнованным и расстроенным. На шестой странице таблоида New York Post в колонке сплетен, написана история о том, что он не додал швейцару ночного клуба чаевые, дав ему всего лишь пять долларов. «Это безумие»,- бормочет он.- Если бы я и поступил так, то случайно».

Мы пропускаем пудинг. Я пью кофе, он английский чай и обсуждаем метеорные изменения в его судьбе. «Будучи предпринимателем, нужно быть готовым к бедности»,- говорит он. Были моменты, когда я жил на чемоданах. У меня есть правило, следуя которому я не остаюсь в гостях более двух недель, потому что не хочу надоесть «.

Так, что миллиард долларов — круто? Он задумывается над вопросом. Нет, отвечает он. Не круто. Я считаю, что быть состоятельным членом общества — полная противоположность крутизне. Круто быть контркультурным революционером.

Так, что, в какой-то степени, то что вы заработали миллиард долларов, вы вероятно стали некрутым. Он смеется над своей репликой, сказанной Аарону Соркину.

Уже почти 15:45, его телефон BlackBerry тревожно мигает, помощники напоминают о следующей встрече с руководством Spotify-сервиса онлайн-музыки, в который он инвестировал. Все еще бормоча о странице шесть, он берет наши пальто и с осторожностью дает на чай. Снаружи у Cadillac Escalade, ждет водитель . Паркер предлагает мне ехать с ним, но я не хочу задерживать его. Он опаздывает.

Gramercy Tavern
42 East 20th Street, New York

Бутылка минеральной воды $7.00

Arnold Palmer $4.00

Форель x2 $28.00

Сибас $22.00

Бараньи ребрышки $26.00

Бокал Cantalupo il Mimo x2 $18.00

Стакан негазированной воды $3.00

Кофе $4.00

Чай $5.00

Общая сумма (включая налоги) $127.39

Источник: ft.com, 4 марта 2011


Перевод выполнен abv24.com




Опубликовано 26.09.2011 в 5:40 пп · Автор abv24 · Ссылка
Рубрики: Социальные медиа · Теги: , ,

Один комментарий

Подписаться на комментарии по RSS

  1. Написал(-а) Flects
    Октябрь 7, 2011 в 4:21 пп
    Ссылка

    Интересная статья.
    Спасибо, за перевод!

Подписаться на комментарии по RSS


@Mail.ru